[an error occurred while processing this directive]
 
 
 
Главная О нас Услуги Наши клиенты
Главная
Карта сайта
E-mail
Занимайтесь своим бизнесом,
а не компьютерами -
компьютерами
занимаемся мы!
Мы существуем для того,
чтобы вы и ваш компьютер
нашли друг друга.
 
Это необходимо знать Полезные советы Новости и статьи Мы рекомендуем
 
Мы - независимые эксперты
Мы не являемся рекламной компанией, которая двигает
какой-то определенный брэнд. Подробнее
Поиск по сайту
 
Российскому ученому увеличили задержание | T-80 Мир компьютеров

Российскому ученому увеличили задержание

3.04.2006 9:18 | ИД "Коммерсантъ"

В конце минувшей недели еще на 14 дней было продлено предварительное заключение биолога Андрея Замятнина, арестованного в Швеции 15 февраля по подозрению в шпионаже. Шведские СМИ, словно по команде, потеряли к "шпионскому делу" всякий интерес. Между тем журналистское расследование, проведенное в Стокгольме корреспондентом Ъ СЕРГЕЕМ Ъ-ПРОКОФЬЕВЫМ, показывает, что следствие, похоже, зашло в тупик и дело не сегодня-завтра может развалиться.

Содержащегося под стражей в десятиметровой одиночке следственного изолятора Кроноберг Андрея Замятнина навещают лишь сотрудники посольства РФ в Стокгольме. Адресованные ему письма просматриваются полицейскими, на передачу книг надо запрашивать особое разрешение. С другими заключенными Андрей не общается, еду ему приносят прямо в камеру. Со здоровьем у ученого пока все в порядке, а основным занятием в заточении стало чтение – он проглатывает сотни страниц в день, в основном это художественная литература. Последнее судебное заседание опять прошло за закрытыми дверями: ни журналистов, ни коллег, ни сотрудников посольства на него не допустили. Адвокат обвиняемого Ула Саломонссон, однако, заявил, что у него появились некоторые основания для оптимизма.

Странностей в деле Замятнина много и, хотя вся информация держится в тайне, некоторые выводы сделать можно. Несмотря на просочившуюся (возможно, не случайно) информацию о том, что обвинения якобы предъявляются в связи с деятельностью ученого, не связанной с его работой, в первый месяц после ареста было опрошено огромное количество его коллег – в том числе и тех, которые с ним вовсе не общались. В то же время был проведен обыск на его рабочем месте, изъят жесткий диск компьютера, стоящего в кабинете и некоторые документы, связанные с научными исследованиями. Явный, настойчивый интерес к научной работе Андрея Замятнина так встревожил его коллег, что научные сотрудники принялись самостоятельно анализировать ситуацию. Поскольку все "волонтеры", то есть ученые, приглашенные в уппсальский Университет земледелия из-за рубежа, трудятся в одинаковых условиях над схожими проблемами, опасность быть обвиненными в "сборе сведений в преступных целях" в той или иной степени может грозить и им. В процессе исследований они, разумеется, контактируют с коллегами из-за рубежа, обмениваются с ними данными и занимаются координацией своих усилий, что часто выливается в общие научные статьи. Научные сотрудники университета, приехавшие из России, пытались даже связаться с центральными шведскими газетами, чтобы объяснить ситуацию и высказать свое мнение относительно ареста, но газетные "трибуны" неожиданно закрылись: СМИ вдруг, как по команде, "закрыли тему". Единственным печатным органом, опубликовавшим интервью с друзьями Андрея Замятнина, стала газета маленького университетского города, в котором они живут и работают,– Uppsala Nya Tidningen.

Статья "Университет земледелия под подозрением в шпионаже" начинается весьма решительно: "Арест 29-летнего русского ученого вызвал изумление и возмущение его коллег, особенно российской группы". В опубликованном далее интервью с сотрудниками Андрея Замятнина и российские, и шведские ученые высказывают полное недоумение и даже выдвигают собственное предположение: возможно, подозрение секретной полиции вызвало то обстоятельство, что Андрей иногда до полуночи засиживался на работе, когда никого, кроме него, ни в университетской конторе, ни в лаборатории не оставалось. Но то, что могло выглядеть странно в глазах спецслужб, для его коллег было абсолютно понятно: каждый день они имели возможность наблюдать, сколько и чего "наработал" Андрей Замятнин. "Во-первых, он был полностью нацелен на свою работу и никогда не мог посвятить время чему-то еще,– говорится в шведской газете,– во-вторых, он никогда не получал никакой информации, которая могла бы быть секретной, и, в-третьих, он жил от зарплаты до зарплаты, беря в долг у друзей".

Из университетских источников Ъ стало известно, как происходило задержание Андрея Замятнина 15 февраля. Схвачен он был не на рабочем месте, его "отозвали" из университета. В 18 часов ему позвонили из СЭПО (полиции безопасности Швеции) и сказали, что ждут его в определенном месте. Он в присутствии двух коллег прервал работу и тотчас отправился на назначенную встречу. Никакого волнения он не выказывал, документов не собирал, не прятал и не уничтожал, манипуляций с компьютером не производил – просто аккуратно его выключил – и сотрудникам, находившимся рядом с ним, ничего не смог объяснить по поводу странного вызова. У них создалось впечатление, что Андрей ненадолго вышел и вот-вот вернется. Заволновались они на следующий день, когда коллега не явился на службу. Его телефон молчал. Встревоженные научные сотрудники начали названивать в уппсальскую полицию. Спустя некоторое время руководству университета пришло электронное сообщение о том, что Андрей Замятнин схвачен за шпионаж.

По решению суда российский биолог может содержаться под стражей до 16 часов 12 апреля. Выпущен на свободу он может быть и раньше – в том случае, если прокурор откажется от обвинений, не найдя им веских подтверждений. А для того, чтобы продлить срок предварительного заключения, обвинителю нужно подкрепить основательность подозрений новыми фактами. Возможно, 12 апреля и состоится решающий бой: российская сторона настойчиво и решительно требует освобождения гражданина России, так что во избежание ухудшения взаимоотношений между двумя странами Швеция должна как можно скорее закончить дело. По всей видимости, на следующих слушаниях прокурор пойдет ва-банк, выложив все карты, а суд будет решать, тянут ли улики на уголовно наказуемое деяние.

ИД "Коммерсантъ"