[an error occurred while processing this directive]
 
 
 
Главная О нас Услуги Наши клиенты
Главная
Карта сайта
E-mail
Занимайтесь своим бизнесом,
а не компьютерами -
компьютерами
занимаемся мы!
Мы существуем для того,
чтобы вы и ваш компьютер
нашли друг друга.
 
Это необходимо знать Полезные советы Новости и статьи Мы рекомендуем
 
Мы - независимые эксперты
Мы не являемся рекламной компанией, которая двигает
какой-то определенный брэнд. Подробнее
Поиск по сайту
 
Колдунья "наказала" новокузнецкую фирму на сумму около двенадцати миллионов рублей... | T-80 Мир компьютеров

Колдунья "наказала" новокузнецкую фирму на сумму около двенадцати миллионов рублей...

24.10.2005 0:03 | Куз-Пресс

Летом 2003 года в одной новокузнецкой фирме, занимающейся установкой и эксплуатацией игровых автоматов, начались странные, при всей их обыденности, вещи. Из налоговой инспекции стали приходить письма с требованиями заплатить налоги. Письма приходили и весной 2004 года. Оказалось, что задолженность предприятия по налогам составляет более миллиона рублей...

...Главный же бухгалтер Валентина Николаевна Филипенко успокаивала директора: все в порядке, деньги перечислены, они в пути. В июле 2004 года предприятие попыталось провести свою внутреннюю проверку, не ставя в известность главного бухгалтера. Но Валентина Николаевна узнала об этом, возмутилась, забрала выписку из банка и сказала, что сама отправит ее учредителям в Новосибирск. На время проведения августовской проверки главного бухгалтера от работы все-таки отстранили - тогда-то и выяснилось, что со счета предприятия на имя некоей Шагвалевой, с которой договорных отношений у фирмы никогда не было, многократно перечислялись крупные суммы.

А когда было установлено, что банковские документы на перечисление этих денег готовились Валентиной Николаевной, сотрудники милиции приехали за бывшим главным бухгалтером на новое место ее работы. Но, давая показания следователю, задержанная категорически отрицала даже знакомство с гражданкой, на имя которой перечисляла деньги. Тогда начальник отделения ОБОП Михаил Викторович Макеев спросил Филипенко: что вы так защищаете Шагвалеву? Она кто? Родственница? Подруга? Колдунья?.. При этом слове Валентина Николаевна встрепенулась и сверкнула глазами так, что присутствующим сразу стало понятно: истина где-то рядом...

Надежда Яковлевна Шагвалева 1955 года рождения, образование имела средне-техническое, но с какого-то времени почувствовала тягу к сферам гуманитарным. Называла себя целительницей. Какое-то время посещала секту пятидесятников. Тогда-то она, якобы, и получила прямую связь с "истиной Отца", который сказал ей, что она пришла на землю не случайно - она надежда для людей. И свидетели того, что на Шагвалеву снизошел дух Иисуса Христа, вроде бы, даже были.

В начале 90-х в одной из квартир на улице Кирова - в так называемой домашней церкви - собирались регулярно около двадцати человек. Читали Библию, но потом Надежда Яковлевна предложила перейти на другую методику: духовное очищение под музыку. В то время Шагвалева еще работала на заводе, но о своей особой роли говорила уверенно. Констатировала: они плохо живут, потому что она плохо живет. А потом объявила, что она - бог и что они все должны на нее работать. Но ожидаемого понимания не встретила и ушла.

Разрыв показал, кто с кем. Несколько женщин стали приходить к Шагвалевой домой на Левый берег. Тех, которые за ней не пошли, Надежда Яковлевна совсем немилосердно ругала и обещала, что все они сдохнут. И надо сказать, эти грозные слова производили впечатление. Те, кто пошли за Шагвалевой, боялись ей чем-то не угодить и навлечь тем самым на себя неприятности. Верили в ее могущество.

"Прихожанки" называли Шагвалеву "Истиной" - "Синдой", а вселившийся в нее "Святой дух" - "Славе" - "Отец". Женщины относились к Шагвалевой и "Славе", как к богу и богородице, которых они должны всячески почитать и ублажать. Из еженедельных бесед следовало, что их мужья, их работа - все это грязное, недостойное - "хинда". Развод с мужем, отчуждение от детей и внуков стали частью биографий большинства "прихожанок". И вообще их отношение к близким изменилось на столько, что нормальным считалось не ухаживать за парализованной матерью и даже не участвовать в ее похоронах.

Зато женщины, распределив между собой обязанности, убирали в квартире Надежды Яковлевны (освобождали жилплощадь "бога" от скопившейся за время его работы над улучшением мира отрицательной энергии), стирали и гладили ей и ее домочадцам белье, готовили еду, ездили на ее дачу высаживать растения. Ухаживали за "Синдой" вплоть до того, что помогали ей обуваться.

Но в основном все помыслы своих "помощниц" Шагвалева направляла на "сотворение истины", то есть на помощь ей - "Синде", "богу". Вначале женщины стали помогать "богу" продуктами. Бывало, что кто-то приносил последние муку и сахар. Потом Шагвалева убедила их отдать ей свои золотые украшения. Но и это не все.

Женщины купили "Синде" в кредит холодильник, печь, вносили за нее квартплату. Ежемесячно каждая отдавали Шагвалевой две трети или половину своего заработка. Подразумевалось, что так они не только платят за лечение и за обучение, но и помогают делать мир лучше.

Шагвалева говорила: чтобы улучшить мир, они должны платить ей, а все остальное зависит от нее, как от божественной натуры. Чем больше она будет покупать товаров, тем лучше будет товарооборот в стране. Если она начнет строить себе коттедж, то повсюду будет развиваться строительство. Если она купит себе автомобиль, то в России произойдет скачок в развитии автомобильной промышленности, появится больше хороших дорог. И видя произошедшие после 90-х годов изменения в экономике страны, женщины верили, что это заслуга "Синды".

Благосостояние самих прихожанок тоже зависит, уверяла "Синда", от нее. Например, покупала она себе новую шапку, а свою старую отдавала "помощнице" со словами: "У меня доход увеличился - и у тебя прибыль".

Со временем Надежда Яковлевна уволилась с работы, объяснив при этом: бог вообще не должен работать. При этом постоянно, методично Шагвалева внушала женщинам, что они должны работать и отдавать ей деньги. Просрочек не допускала, пугала: если вы будете задерживать деньги, то и на предприятиях начнутся задержки зарплаты. Но как "помощницы" ни старались, "Синда" была постоянно недовольна ими. Женщины, по мнению Шагвалевой, "работали" плохо, денег ей приносили мало, а ведь она как "бог" не может творить свои дела без денег...

Среди помощниц "Синды" была и Валентина Николаевна Филипенко. Еще в 90-х годах, когда она оказалась в сложной жизненной ситуации, ее познакомили с Шагвалевой. При первой встрече Филипенко заметила, что лицо Шагвалевой кажется ей знакомым, на что в ответ от Надежды Яковлевны услышала: ее лицо, как облик божественного существа, знаком многим. Как было не проникнуться доверием?

Валентина Николаевна Филипенко - того же возраста, что и Шагвалева, образование высшее - сама жила довольно скромно, но изо всех сил старалась "Синде" угодить. Отдавала две трети своей зарплаты, покупала подарки, оплачивала ей телефон. Доходило до того, что себе оставляла денег даже на проезд, и ходила к своему "богу" пешком через весь Центральный район. Однажды, чтобы "Синда" смогла полечить себе зубы, Филипенко заняла у знакомого 15000 рублей. Затем 5000 рублей Валентина Николаевна позаимствовала - на тренажер, который задумала купить себе Шагвалева. Вопрос "Где взять денег?" стучал в голове у Валентины Николаевны беспрерывно, и она по этой причине находилась в постоянном напряжении. Шагвалева же подталкивала к принятию решения: у предприятия, на котором ты работаешь, есть прибыль - надо научиться этим пользоваться...

В апреле 2003 года Валентина Николаевна Филипенко, работавшая на упомянутой уже фирме главным бухгалтером с 2002 года, выполнила поручение: подготовила документы на открытие в Сбербанке лицевого счета на имя Надежды Яковлевны Шагвалевой и заполнила документы на получение ею пластиковой карты. 19 апреля "Синда" получила "Сберкарт", а 21 числа со счета предприятия, на котором работала Филипенко, уже были перечислены деньги - 80 тысяч рублей. На следующий день Надежда Яковлевна уже оценивала удобство пользования пластиковой картой. С ее помощью она рассчиталась в магазине за бытовую технику (примерно 65000 рублей) и 15000 сняла наличными через банкомат. В мае стараниями Филипенко со счета ее фирмы на счет Шагвалевой ушло 90000 рублей, потом еще 90000, потом 20000 и еще 70000. В июне суммы значительно подросли: 90000, 149840, 150000, 20186 рублей. Всего в июле 2003 года "на улучшение мира" было перечислено почти 800000 рублей. Каждый месяц Шагвалевой перечислялись суммы с несколькими нулями. Например, 950000 рублей - в сентябре, 1030000 - в декабре 2003 года, 1100000 - в июле, 1200000 - в августе 2004 года. В общей сложности с апреля 2003 года по сентябрь 2004-го со счета предприятия, где главным бухгалтером работала Филипенко, на имя Шагвалевой было перечислено 11527714 рублей.

Еще около 312000 было перечислено различным фирмам за товары и услуги. Например, за несколько комплектов штор, за мебель - в том числе и для ванной комнаты.

Не зря говорят: аппетит приходит во время еды. Когда стараниями Филипенко открылся такой источник "улучшения жизни людей", "Синда" очень быстро вошла во вкус. Ходила по магазинам и делала покупки. Давала указания, какие суммы когда на ее "Сберкарт" переводить.

Когда "Отец небесный" сказал Шагвалевой, что нужно купить автомобиль, она обратилась в фирму, которая занимается продажей иномарок под заказ. Вначале с помощью компьютера на аукционе в Японии выбрала одну машину и внесла предоплату в размере 245610 рублей. Но потом согласилась с предложением своей взрослой дочери и остановилась на "Тойоте Харриер" 1998 года выпуска, на которой ездил сам директор фирмы, торговавшей автомобилями. Причем, за этого "железного коня" Шагвалева выложила дополнительно 335497 рублей. Вот только покупка была признана неподходящей на самом высоком уровне: когда в Новокузнецке ощутили толчки алтайского землетрясения, Шагвалева сказала, что это "Отец" укоряет ее за приобретение подержанного автомобиля, потому что в Россию из-за этого будут свозить некачественный товар.

Подыскивая коттедж, Шагвалева подобных ошибок уже не допускала. В Сосновке она приобрела за 820372 рубля незавершенную трехэтажную коробку и стала доводить ее до ума. За дело, как и положено божественным натурам, взялась с размахом. Монтаж электроосвещения, вентиляции, внутренняя отделка, фасадные работы, установка пластиковых окон, бронированных дверей и много чего еще (включая обстановку - дорогую мебель и бытовую технику) должны были вызвать полное одобрение "Отца".

По ходу заметим, что Валентина Николаевна, перечисляла деньги не только на счет Шагвалевой. Она погасила свои накопившиеся долги за квартиру, за электроэнергию, оплатила подключение кабельного телевидения, вернула деньги, которые она одалживала на тренажер и лечение зубов "Синды", купила в дом стиральную машинку и два утюга - правда, в основном для того, чтобы стирать и гладить вещи для Шагвалевой. А еще Филипенко перечислила деньги (5000 рублей!) цветочному магазину за... доставку букетов Надежде Яковлевне в течение недели.

Филипенко искренне считала, что помогает "богу" (при этом все время выслушивала упреки в свой адрес: "денег мало, плохо работаешь"). Хотя опасениями и переживаниями по поводу возможного разоблачения своей деятельности на предприятии время от времени делилась с Шагвалевой. На что "Синда" уверенно отвечала: раз она "бог", то она владеет всем, следовательно, и деньгами фирмы. А раз так, то она - "бог" не может красть сама у себя. При этом ругала Филипенко за "крамольные" мысли: мол, будешь так думать - и коллеги так думать начнут. Ну, а то, что они до сих пор не забили тревогу - заслуга ее, "Синды". И в будущем, если начнутся какие-то неприятности, она помощницу свою защитит...

Филипенко в возможности Шагвалевой верила, тем более, что махинаций ее, действительно, какое-то время на предприятии никто не замечал. Хотя и сама Валентина Николаевна усилия к этому прилагала немаленькие. Как главный бухгалтер она контролировала работу бухгалтерии в целом, занималась расчетами с организациями, одна вела весь учет по банку, а потому имела возможность собственноручно готовить документы на перечисление денег со счета ООО на счет Шагвалевой. Ставила печать (потому как она хранилась у нее в сейфе), подпись директора подделывала. Более того, Филипенко перепечатывала другие, на самом деле подписанные им платежные поручения, и тоже расписывалась в них за директора - лишь бы в банке не заметили разницы. Главный бухгалтер Филипенко лично относила платежки в банк. Понимая, что ее "богоугодные" делишки раскроются как только она кому-то передаст дела, Валентина Николаевна не ходила ни в отпуск, ни на больничные. И в Новосибирск ту самую злополучную выписку она отправила, изъяв предварительно несколько страниц.

Когда же над Валентиной Николаевной начали сгущаться тучи, то все ее порывы уволиться гасила Шагвалева - она настаивала на том, чтобы "помощница" продолжала работать и перечислять деньги. Узнав о возбуждении уголовного дела, "Синда" продолжала советовать в том же духе: уничтожить документы, оговорить директора и ни в коем случае не признавать вину.

Валентина Николаевна Филипенко вину все-таки признала. И многое из рассказанного взято из ее показаний - на следствии, а потом в суде. Но путь к откровенности был непростым. Заместитель начальника отдела следственной части Главного следственного управления при ГУВД Кемеровской области майор юстиции Вероника Валерьевна Абакумова вспоминает, что вначале Филипенко не просто запиралась, она придумала историю о том, что какие-то парни угрозами заставили ее перечислять деньги на названный ими счет. И лишь когда Валентине Николаевне предъявили банковские документы и изъятое у нее дома фото, на котором была запечатлена она вместе с Шагвалевой, Филипенко признала факт их знакомства. А перед отправкой в изолятор временного содержания бывший главный бухгалтер многозначительно произнесла: "Вот увидите, что сейчас начнется..."

Но "Синда" не защитила свою "помощницу" - ничего не началось. Ни землетрясение, ни извержение вулкана. Потрясение же испытала сама Филиппенко после того, как познакомилась с показаниями Шагвалевой. Надежда Яковлевна назвалась простой целительницей и ни слова не сказала о своей особой миссии. "Почему бог побоялся сказать, что он - бог?!" - не могла взять в толк Валентина Николаевна. Она плакала и долго не могла прийти в себя. Не меньший шок вызвало и явное старание Шагвалевой всю ответственность за перечисление на ее имя чужих денег возложить на Филипенко. Прозрение Валентины Николаевны было очень болезненным: ее просто использовали...

"Синда" же о своей высокой роли долгое время предпочитала не распространятся. Целительница - и все. Лишь после того, как в ее квартире описали имущество, Шагвалева бросила в адрес сотрудников ГУВД фразу: "Вот видите, что вы наделали!" Она имела в виду обрушившиеся на курорты Таиланда цунами...

Уже когда разбирательство дошло до суда, Надежда Яковлевна стала говорить, о своей "работе" и "сотворении истины", о своей уверенности в том, что деньги на ее счет поступают с ведома "Отца небесного", о том, что суммы эти она тратила, не имея никакой корысти - на благо всего человечества. И даже, признавая тот факт, что она снимала со счета деньги и покупала товары, Шагвалева отрицала свое давление на Филипенко.

Правда, Центральный районный суд Новокузнецка и судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда, куда Надежда Яковлевна (как и Валентина Николавна) подавала кассационную жалобу, оказались совершенно другого мнения. Во-первых, они пришли к выводу, что Шагвалева использовала сложившуюся на религиозной почве устойчивую психологическую зависимость от нее Валентины Николаевны, воздействовала на ее сознание и волю. Во-вторых, материальная заинтересованность Надежды Яковлевны во всем произошедшем тоже не вызвала сомнения. Поэтому ее признали виновной в организации мошенничества - хищения чужого имущества (в особо крупном размере) путем обмана и злоупотреблением доверия, во-вторых, в легализации денежных средств (опять же в крупном размере), полученных в результате совершения преступления. Под "отмыванием" денег подразумевалась покупка автомобиля и коттеджа с его последующей "достройкой". Теперь радетельнице об общем благе шесть ближайших лет придется прожить не в коттедже, а в исправительной колонии общего режима. Также ей нужно будет выплатить 10000 рублей штрафа. А пострадавшей фирме Шагвалева должна будет возместить совместно с Филипенко - 5304859 рублей. (Это за вычетом стоимости арестованного и переданного в счет возмещения материального ущерба имущества, включая коттедж, оцененный почти в 4719000 рублей).

Филипенко признали виновной в совершении мошенничества с особо крупном размере и шести эпизодов мошенничества с использованием своего служебного положения и назначили ей наказание в виде двух лет одиннадцати месяцев лишения свободы. К слову, первоначально Филипенко предъявлялось обвинение и в легализации - "отмывании" денег. Но от него поддерживавший обвинение старший помощник прокурора Центрального района Надежда Николаевна Табачук отказалась, поскольку решение о приобретении автомобиля и коттеджа принимала Шагвалева, на нее же покупки и были оформлены. Повторно суду предстоит рассмотреть вопрос о злоупотреблении Филипенко полномочиями главного бухгалтера - ведь удержанные банком проценты - около 70000 рублей за перечисленные на счет Шагвалевой деньги - тоже часть нанесенного предприятию ущерба.

И все-таки будет несправедливо умолчать о том, что люди, которые знали Филипенко давно, говорили, что знали ее как честного человека. Так отозвался о ней бывший коллега по налоговой полиции, так охарактеризовала свою мать дочь Филипенко: она всегда учила, что чужое брать нельзя.

Так что с человеком произошло? Вопрос о возможности психологического воздействия Шагвалевой на Филипенко при рассмотрении дела был одним из главных. Если в заключении судебной психолого-психиатрической экспертизы речь идет преимущественно о том, что ни одна из женщин не страдает психическими расстройствами и не страдала ими в период, относящийся к инкриминируемым деяниям, о том, что Филипенко и Шагвалева могли вполне "осознавать характер своих действий и руководить ими", о том, что ссылки Шагвалевой на "отца небесного" и ее особую роль не "укладываются в картину какого-либо психического заболевания", то свидетельские показания заведующего кафедрой психотерапии, медицинской психологии и наркологии ГИДУВа Александра Ивановича Ковылина на многое проливают свет.

Не имея возможности поговорить об этом подробно, перескажем отдельные моменты комментария. По мнению Александра Ивановича, Надежда Яковлевна Шагвалева обладает определенными навыками в области психологии, психологического воздействия, владеет многими известными приемами. В частности, выстраивая ассоциативные ряды "дом" - "закон", "я" - "истина", Шагвалева внушала, что жизнь повсюду станет лучше, если улучшить ее жизнь. При этом использовался прием "генерализации ответственности" - то есть, у Филипенко вызывалась ответственность за состояние всей страны, вызывалось и чувство вины за пережитые страной потрясения (невыплата зарплаты, пенсий). Причем прием, вызывающий страх повторения негативного опыта, считается очень жестким, потому что человек стремится исключить эту возможность любыми способами, у него даже может возникнуть "трансовое состояние" - такое состояние, в котором меняется восприятие реальности, повышается внушаемость. Прием же присоединения к образу через фотографии (а Шагвалева дарила "прихожанкам" свои фото), скорее всего, помогал воздействовать на них даже на расстоянии. Отрицательные отзывы Шагвалевой о родственниках женщин в конечном счете были направлены на то, чтобы оградить их от влияния близких и еще больше привязать к себе. Регулярность встреч с "богом" тоже имела значение.

Попутно замечу, что даже майор юстиции Вероника Валерьевна Абакумова - следователь со стажем, которая расследовала это дело, рассказывая о первой встрече с Шагвалевой в своем кабинете, упоминала о возникшем у нее странном состоянии: вдруг начали слезиться глаза, поплыли строчки на экране компьютера...

О Валентине же Николаевне Вероника Валерьевна сказала, что еще пока шло следствие, она словно начала приходить в себя. Стала увереннее держаться и улыбаться чаще, читать Библию и ходить в православную церковь. Принялась анализировать, переоценивать учение "Синды" и поведение - свое и других помощниц: как об общем благе могут говорить женщины, которые отрывали последнее у своих детей?!

Выводов можно сделать множество. Можно сказать об осторожности и необходимости быть критичными по отношению к компаниям, больше напоминающие секты, и к разного рода оригиналам - "богам", "целителям", "воскресителям мертвых". Ведь в отличие от той женщины, которая до самого начала судебного разбирательства платила за квартиру "Синды", некоторые "прихожанки" заметили в ней вполне земные аппетиты очень давно - например, одну заставил прозреть, второй холодильник в квартире под завязку набитый продуктами... Можно, подводя итог, напомнить: сколько веревочке ни виться... Но все-таки заострить внимание хочется на другом. Этой истории с приближением к "богу" могло и не произойти, будь мы внимательнее друг к другу. Ведь все женщины, оказывались среди "прихожанок" "Синды" в трудные периоды жизни. В основном тогда, когда их мучило одиночество...

Ирина Лавренова

Куз-Пресс